Родители и сын Жанны Фриске должны выплатить 21 миллион рублей «Русфонду»

В конце апреля 2017 года Перовский суд Москвы потребовал выяснения обстоятельств, в результате которых исчезла крупная сумма денег, собранная на лечение Жанны Фриске.

19 мая суд вынес решение по иску «Русфонда» — удовлетворить требования фонда о возврате основной части выделенных на лечение певицы денег — 21,633 миллиона рублей, которые собрали неравнодушные поклонники Фриске на ее лечение в 2014 году при посредничестве программы «Пусть говорят» на Первом канале.

Жанна Фриске с мамой

«Исковые требования удовлетворить. Взыскать солидарно с троих ответчиков: папы, мамы, Платона (Шепелева) 21,633 млн» — цитирует слова судьи агентство «РИА Новости» .

Адвокаты гражданского мужа Фриске Дмитрия Шепелева ранее настаивали на том, что деньги были обналичены матерью певицы и находятся у нее. Поскольку законным представителем несовершеннолетнего Платона является Шепелев, решение суда напрямую затрагивает и его интересы. Ведущий, видимо, не был готов к такому повороту событий.

Родители и сын Жанны Фриске должны выплатить 21 миллион рублей «Русфонду»

«Я рад, что в деле «Русфонда» были расставлены точки над «i». Увы, суд принял решение взыскать 21 миллион рублей с наследников: родителей Жанны и нашего сына Платона. С другой стороны, хорошо, что более ни у кого нет сомнений в том, кто снял благотворительные деньги. Ни я, ни мой сын, разумеется, к этим деньгам не прикасались, потому что не имели доступа к благотворительным счетам. Я чувствую колоссальное облегчение — очень тяжело жить в течение двух лет окруженным домыслами. Моя совесть чиста и репутация восстановлена. В суде были представлены доказательства, что собранные благотворительные средства за несколько недель до смерти Жанны были сняты со счета ее матерью Ольгой Фриске. Очевидно, что за несколько дней невозможно потратить эти деньги на лечение уже безнадежно больного, умирающего человека. Как они были потрачены — мне не известно. Парадоксально, что суд никак не квалифицировал эти действия, не знаю, как назвать это иначе, чем как воровство. Не понимаю. Главное, по моему мнению, — Платон отвечать за это не должен. Я понимаю, насколько это дело важно для благотворительного движения в России, и рад, что репутация благотворительного фонда «РусФонд» восстановлена. Но по-отцовски я негодую, потому что разменная монета в этой ужасной и стыдной истории — мой единственный сын, который получил после погибшей мамы долги и бесконечные пересуды. Я буду продолжать бороться за единственно важное для меня в этой ситуации — благополучие и спокойствие моего сына и, разумеется, буду обжаловать это решение суда»написал Дмитрий в своем Инстаграме.
Кино-Театр.РУ

Оставить комментарий